123 заметки с тегом

мысли

Сохранить лицо

Две вещи из книжки Джима Кемпа «Сначала скажите „НЕТ“», которые я хочу записать:

  1. «Никогда не спасайте противника. Спасти противника невозможно.»
  2. «Всегда давайте противнику возможность сохранить лицо.»

Полезные книжки я складываю на Книжную полку

2017   книги   мысли

Стыд, вина и алкоголизм

Общий знаменатель всего этого в том, что ребенок осознаёт, что любовь и привязанность, получаемая им в семье, может быть отобрана, возможно, неожиданно и несправедливо. Ребенок, в конечном счете, может прийти к выводу, что его невозможно любить. Страх оставления, который он ощущает, невозможно уменьшить, потому что он больше не спрашивает себя, покинут ли его, а только когда и как это произойдет. Оставление становится несомненным для глубоко стыдящегося человека. Так или иначе, он, возможно, будет продолжать добиваться любви. Это может привести к погоне за эмоционально неподходящим партнером, чья любовь и принятие остаются недостижимыми […] или внезапно прекращаются.

Единственный способ для ребенка уменьшить страх оставления — идентифицироваться со своими родителями. Дети, усвоившие позитивные цели и идеалы своих родителей, как правило, развивают более реалистичную концепцию своей желаемой сущности, которая, в свою очередь, помогает им стать автономными индивидами. Они стараются стать похожими на своих идеализированных родителей; они чувствуют гордость, а не стыд за себя, поскольку они интернализовали принятие своих воспитателей. Эти родительские идентификации — источники позитивных функций стыда […].

Чувство вины коренится также в развивающихся отношениях между собой и другими. Фрейд (1960) постулировал, что человеческие существа рождаются по сути своей эгоистичными, жадными тварями, не интересующимися тонким искусством компромисса и переговоров с другими. Он верил, что наши примитивные агрессивные побуждения неизбежно толкают детей к борьбе со старшим поколением. Приводимый им архетипический пример — Эдипов конфликт, который, предположительно, разгорается между отцом и сыном за сексуальное обладание матерью. Фрейд, возможно, привел эту метафору для иллюстрации потенциальной борьбы за власть между поколениями, возникающей, когда дети вырастают. Глубинный интерес Фрейда заключался в исследовании того, как человеческий род умудряется жить сообществом, несмотря на конфликт. Он объявил вину необходимой для выживания вида.

Из книжки Рональда Поттера-Эффрона «Стыд, вина и алкоголизм: клиническая практика»
Подсмотрел у Людвига Быстроновского

2017   книги   мысли

Темная сторона метрик

Рекомендую посмотреть доклад Романа Ивлева «Темная сторона метрик».
В работе очень часто сталкиваюсь с проблемой не понимания коллегами значения различных цифр. Не правильные выводы приводят к не правильным результатам. Все путаются, отчеты растут.

В докладе Роман на примере технического отдела рассказывает как это бывает и почему.

И правда, все в цифрах и графиках может быть радушным и гореть зеленым, но на деле — полный ад.

2017   видео   мысли   работа

УАЗик

У дома под окном стоит УАЗик-буханка. Наверное, даже старше меня. Ежедневно, без пропусков, в половину седьмого утра выходит хозяин, двадцать минут отскребает тачку от снега (летом просто хуярит дверьми туда-сюда и что-то делает в салоне) и двадцать-тридцать заводит и прогревает.

От машины невероятная запашина: весь сизый дым летит прямо мне и моим соседям в окно. Да и поспать хочется перед работой (вот эти вот пол часика).

Я бы все простил, но этот мужик возвращается обратно и паркует свой чемодан с гайками ровно в тот момент, когда я выхожу из подъезда. В семь, сука, пятьдесят он паркует ее и идет спать.

Невероятно.

2016   жизнь   мысли

Браузер

Несколько лет, раз в несколько недель меняю браузер на новый. Оперу на Фаерфокс, Фаерфокс на Сафари, Сафари на Хром и так далее.

Из опыта, смело могу заявить, что лучшие браузеры для дома и работы это Сафари и Я.Браузер.

В последнем, ввели аналог Сафаревского ридера и вот такой вот формат просмотра видео (как в Сиерре, да):

Работать стал быстрее, батареи жрать — меньше. С плохим 3г вообще сказка.

2016   мысли   работа   технологии

Задачи по смарту

Задачи и цели, поставленные по смарту, всегда мешали и вносили сумбур в работу.

2016   мысли   работа

Сиерра

Вчера вечером прилетело свежее обновление макОС. Сиерра, кажется, самое странное обновление из тех, что я видел. Ничего, толком, не изменилось. А это может и к лучшему.

Пара туповатых мест:

Как понять что нажать?

На столько хило расписали грядущие изменения перед релизом, что сделали вот такой костыль.

Сири и на Айфоне не нужна. А на десктопе вообще загадка.

2016   мысли   технологии

Делаем вид

«Система делает вид, что она по-прежнему выполняет управленческие функции в полном объеме, то есть функционирует якобы в аварийном, нестабильном режиме, а исполнители подыгрывают и делают вид, что они соблюдают все эти непомерные требования — демонстрируют энтузиазм, покорность, согласие с тем, что все обстоит как прежде, хотя на самом деле большую часть своих обязанностей они уже игнорируют, выполняют только внешний ритуал.»

А.П. Прохоров, «Русская модель управления»

2016   книги   мнение   мысли

Инстаграмное

Забавно наблюдать, как купленный Фейсбуком Инстаграм продолжает деградировать и решать понятные только ему задачи.

В чем была задача редизайна? Зачем нагло копипастить идею Снэпчата? Когда нас избавят от миллионов «продающих» «инста-лендингов»?

Ответа нет и не будет.

2016   мысли

Стереотипы поведения

«Не случайно именно в России привился обычай сигналами фар предупреждать встречных водителей о том, что на дороге дежурит автоинспекция. Люди сознательно препятствуют исполнению закона, снижают степень правовой защищенности общества в целом, поощряют нарушителей и тем самым способствуют разрушению государственного порядка, по поводу отсутствия которого сами же и негодуют. Но зато им приятно проявить стереотипы солидарности. Пока этот стереотип поведения, в котором как в капле воды проявляется противостояние людей аппарату управления, будет сохраняться, порядка на дорогах не прибавится.»

Александр Прохоров, «Русская модель управления»

2016   книги   мысли

Оценки

В последнее время все больше удивляюсь тому, как люди ставят оценки разным штукам: книгам, фильмам, музыке.

Абсолютно проходные вещи набирают 8 из 10, 7 из 10. А потом в топах и чартах мы видим эти фильмы, как самые популярные. Например, многие из тех людей, на которых я подписан, наставили «восьмерок» и «девяток» Дедпулу. Или, скажем, не плохой фильм «Начало» с Ди Каприо — все поставили ему десятку.

Десятку, Карл! Серьезно? То есть, это именно тот фильм, который 10 из 10? Единственный в роде? В таком случае, какой-нибудь «Список Шиндлера» сколько должен набрать? 15 из 10?

С книжками еще веселее. Всякий убогий «нон-фикшен про бизнес» или самомотивацию уверенно стоит с четырьмя звездами.

Meh…

2016   вголове   мысли

Падающего — толкни

О братья мои, разве я жесток? Но я говорю: что падает, то нужно еще толкнуть! Все, что от сегодня, — падает и распадается; кто захотел бы удержать его! Но я — я хочу еще толкнуть его! Знакомо ли вам наслаждение скатывать камни в отвесную глубину? — Эти нынешние люди: смотрите же на них, как они скатываются в мои глубины! Я только прелюдия для лучших игроков, о братья мои! Пример! Делайте по моему примеру! И кого вы не научите летать, того научите — быстрее падать!

Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра»

2016   книги   мысли

Виндоус

Виндоус 10 — хорошая операционная система. Не, ну правда хорошая. Они очень много всего поменяли внутри. В чем-то стало совсем по-другому. В чем-то (например в загрузке самой системы до стартового экрана) Виндоус стала вне конкуренции.

Так получилось, что около месяца я не использую свой Мак для работы в офисе и мне пришлось пересесть за мощный стационарник, собранный под дизайнера. Машинка чуть выше среднего, конечно, но все равно для моих задач достаточно мощная.

После Эль Капитана, не задумываясь, наставил нужный софт, половину поставил в автозагрузку. Задачи, чтоб вы знали, самые обычные: облака разные, Слак, Скайп, Флюкс для зрения, Эверноут, браузер, спотифай.

И на этом моменте просто сел в лужу. Система грузится за 2 секунды, а программы по 5-6 минут. Я успеваю чашку кофе выпить и на столе прибраться, пока это все прогрузится. Полный факап и фэйл. Все это заявленное «быстродействие» актуально только при покупке свежего ноута или ПК, когда в системе вообще ничего нет. Типа впечатлить сомневающихся родителей, чтоб те купили своему чаду игрушку.

Позорище.

PS: Стоит добавить, что в Эль Капитане такого нет и в помине. Даже с 4 гигами оперативки и без ССД

2016   мысли   технологии
2016   вголове   мысли
2016   вголове   мысли

«Долой паразитов». Роберт Шекли

Ричард Грегор и Фрэнк Арнольд сидели в конторе Астронавтического антиэнтропийного агентства «ААА-ПОПС», каждый на свой лад скрашивая долгое и томительное ожидание клиентов. Высокий, худой и сентиментальный Грегор раскладывал сложный пасьянс. Пухлый коротышка Арнольд, обладатель канареечно-желтых волос и голубых глаз, смотрел по маленькому телевизору старый фильм с Фредом Астером. И тут — о, чудо из чудес! — вошел клиент.
На сей раз им оказался сарканец — обитатель Саркана-II, чья голова напоминала голову ласки. Он был облачен в белый костюм, а в руке держал дорогой портфель.
— У меня есть планета, где требуется истребить паразитов, — с порога заявил сарканец.
— Вы пришли по адресу, — заверил его Арнольд. — Так кто же вам мешает?
— Мииги. Мы еще терпели их, пока они отсиживались по норам, но теперь они начали нападать на нашу саунику, и с этим необходимо что-то делать.
— А кто такие мииги? — осведомился Грегор.
— Маленькие, уродливые и почти безмозглые существа с длинными когтями и свалявшейся шерстью.
— А что такое сауника?
— Это овощ с зелеными листьями, напоминающий земную капусту. Сарканцы питаются исключительно сауникой.
— И теперь мииги поедают саунику?
— Нет, они ее не едят, а раздирают когтями и варварски уничтожают.
— Зачем?
— Разве поступки миигов вообще можно объяснить?
— Воистину, сэр, — рассмеялся Арнольд. — Вы совершенно правы. Что ж, сэр, думаю, мы сможем вам помочь. Есть только одна проблема.
Грегор встревоженно посмотрел на партнера.
— Вопрос в том, — продолжал Арнольд, — отыщется ли для вас просвет в нашем графике.
Он раскрыл книгу заказов, страницы которой были плотно исписаны именами и датами, сочиненными Арнольдом как раз для такого случая.
— Вам повезло, — объявил он. — Как раз в эти выходные мы свободны. Осталось только договориться об оплате, и мы вылетаем к вам. Вот наш стандартный контракт, ознакомьтесь.
— Я привез свой контракт, — сказал сарканец, доставая документ из портфеля и протягивая его Арнольду. — Как видите, в него уже вписан весьма крупный гонорар.
— Конечно, вижу, — отозвался Арнольд, размашисто подписывая контракт.
Грегор взял документ и внимательно его прочитал.
— Тут значится, что штраф за невыполнение условий контракта вдвое превышает наш гонорар, — заметил он.
— Именно поэтому я и плачу вам так много, — пояснил сарканец. — Результат нам нужен немедленно, пока не кончился сезон сбора урожая.
Грегору это не понравилось, но партнер метнул в него мрачный взгляд, напоминающий о неоплаченных счетах и просроченных банковских займах, и он, помедлив, все же нацарапал свою подпись.
Четыре дня спустя их корабль вынырнул из подпространства неподалеку от красного карлика Саркана. Через несколько часов они сели на Саркане-II, планете сарканцев и паразитов-миигов.
В Угрюмии, крупнейшем городе на Саркане, встречать их было некому — все население уже перебралось на каникулы в курортный городок Малый Таз, потратив на это немалые деньги, несмотря на предоставляемые группам отдыхающих скидки, и там, сидя в разноцветных хижинах, дожидалось избавления планеты от паразитов.
Партнеры прогулялись по Угрюмии, но глинобитные здания не произвели на них впечатления. Лагерь они разбили за пределами города на краю засаженного сауникой поля, где своими глазами убедились в том, что сарканец волновался не зря — многие кочаны были сорваны, выдраны, рассечены, разодраны на куски и разбросаны по полю.
Работу партнеры решили начать с утра. Арнольд вычитал в справочнике, что мииги весьма чувствительны к действию папаина — фермента, содержащегося в папайе. Если опрыскать миига раствором папаина с концентрацией всего двадцать частей на миллион, он впадает в кому, и спасти его может лишь немедленно наложенный холодный компресс. Неплохой способ, особенно если вспомнить, сколько в Галактике напридумано куда менее приятных вариантов убийства. Партнеры привезли с собой такой запас консервированной, свежей, замороженной и сушеной папайи, что его хватило бы для уничтожения миигов на нескольких планетах.
Они поставили палатки, разожгли костер, уселись на складные стулья и стали любоваться, как красное солнце Саркана опускается в скульптурный фриз закатных облаков.
Едва они покончили с ужином из консервированных бобов с острым соусом, как рядом в кустах что-то зашуршало и оттуда осторожно вышел маленький зверек, очень похожий на кота, только с густым оранжево-коричневым мехом.
— Как думаешь, это случайно не мииг? — спросил Грегор Арнольда.
— Конечно же, я мииг, — подтвердил зверек. — А вы, господа, из Астронавтического антиэнтропийного агентства «ААА-ПОПС»?
— Совершенно верно, — ответил Грегор.
— Отлично! Значит, вы прилетели, чтобы расправиться с сарканцами!
— Не совсем так, — возразил Арнольд.
— Вы хотите сказать, что не получили нашего письма? Ведь я же знал, что его нужно было отправить космической экспресс-почтой... Но тогда почему вы здесь?
— Гм, я немного смущен, — признался Грегор. — Мы не знали, что вы, мииги, говорите по-английски.
— Не все, конечно. Но я, например, закончил Корнеллский университет.
— Послушайте, — сказал Грегор, — дело в том, что несколько дней назад к нам пришел сарканец и заплатил за то, чтобы мы очистили планету от паразитов.
— Паразитов? И кого же он здесь назвал паразитами?
— Вас, — сообщил Арнольд.
— Меня? Нас? Паразитами? Сарканец нас так назвал? Да, у нас есть кое-какие разногласия, но такое переходит всяческие границы! И он заплатил, чтобы вы нас убили? И вы взяли его деньги?
— Если честно, — пробормотал Арнольд, — то мы представляли себе миигов более.., примитивными. Обыкновенными вредителями, если вы знаете, о ком идет речь.
— Какая нелепица! — воскликнул мииг. — Это они паразиты и вредители! А мы — цивилизованные существа!
— А я в этом не совсем уверен, — заявил Грегор. — Зачем вы в таком случае портите кочаны сауники?
— На вашем месте я бы не стал невежественно судить о религиозных обрядах иноземцев.
— Что может быть религиозного в потрошении кочанов? — фыркнул Арнольд.
— Суть не в самом действии, — пояснил мииг, — а в неразрывно связанном с ним смысле. С тех пор как мииг Гх’тан, которого мы называем Великий Кошак, открыл, что простой акт раздирания кочана вызывает необыкновенное просветление сознания, мы, его последователи, ежегодно совершаем этот ритуал.
— Но ведь вы портите урожай сарканцев, — резонно заметил Грегор. — Почему бы вам не выращивать для ритуала свою саунику?
— Сарканцы, исповедуя свою дурацкую религию, не позволяют нам выращивать саунику. Разумеется, мы предпочли бы рвать свои кочаны. Кто на нашем месте пожелал бы иного?
— Сарканец про это ничего не говорил, — сказал Арнольд.
— Теперь дело представляется в ином свете, верно? — Но не меняет того факта, что у нас с сарканцами заключен контракт.
— Контракт на убийство!
— Я понимаю ваши чувства и весьма вам симпатизирую, — сказал Арнольд. — Но, видите ли, если мы нарушим контракт, то наша фирма обанкротится. А это, знаете ли, тоже нечто вроде смерти.
— А если мы, мииги, предложим вам новый контракт?
— Но первыми его с нами заключили сарканцы, — возразил Грегор. — И ваш контракт не будет иметь юридической силы.
— Любой суд миигов признает его абсолютно законным, — сказал мииг. — В основу юриспруденции миигов положен тот принцип, что любой контракт с сарканцем никого ни к чему не обязывает.
— Нам с партнером необходимо подумать, — заявил Арнольд. — Мы оказались в весьма щекотливой ситуации,
— Я ценю ваш поступок и предоставляю вам возможность все обдумать, — сказал мииг. — Не забывайте, что сарканцы заслуживают смерти, и в случае согласия вы не только заработаете внушительную сумму, но и обретете вечную благодарность расы разумных и, как мне кажется, симпатичных котов.
— Давай лучше отсюда смотаемся, — предложил Грегор, едва мииг ушел. — Такой бизнес мне не по душе.
— Но мы не можем просто так взять и улететь, — возразил Арнольд. — Неисполнение контракта — штука серьезная. Так что придется нам уничтожить или одну расу, или другую.
— Только не я!
— Ты, кажется, не понимаешь, в какой опасной — юридически опасной — ситуации мы оказались, — начал втолковывать Арнольд. — Если мы не прихлопнем миигов, что обязались сделать по контракту, то любой суд нас по стенке размажет. Но если мы уничтожим сарканцев, то, по крайней мере, сможем прикинуться, будто попросту ошиблись.
— Тут возникают моральные сложности. А я их терпеть не могу.
— Сложности только начинаются, — произнес сзади чей-то голое.
Арнольд подскочил, словно уселся на оголенный провод под напряжением. Грегор напряженно застыл.
— Я здесь, — добавил тот же голое.
Партнеры обернулись, но не увидели никого — если не считать кочана сауники, одиноко торчащего возле их лагеря. Как ни странно, но этот кочан показался им разумнее большинства других, которые им довелось увидеть. Но разве он способен разговаривать?
— Вот именно, — подтвердил кочан; — Это я говорил. Телепатически, конечно, поскольку овощи — и я горжусь своей принадлежностью к ним — не имеют органа речи.
— Но овощи не могут общаться телепатически, — возразил Арнольд. — У них нет мозга или другого подходящего для телепатии органа. Извините, я не хотел вас обидеть.
— Нам не нужны никакие органы, — заявил кочан. — Разве вам не известно, что любая материя с достаточно высокой степенью организованности обладает разумом? А способность к общению есть неотъемлемое следствие разумности. Лишь высшие овощи вроде нас способны к телепатии. Разумность сауники изучали в вашем Гарвардском университете. Нам даже присвоен статус наблюдателей при совете Объединенных планет. При подобных обстоятельствах, как мне кажется, нам еще следует обсудить, кого именно на этой планете следует уничтожить.
— Верно, так будет по-честному, — согласился Грегор. — В конце концов, именно из-за вас грызутся мииги и сарканцы.
— Если точнее, то они сражаются за исключительное право рвать, калечить и унижать нас. Или я в чем-то преувеличиваю?
— Нет, суть сформулирована совершенно верно, — подтвердил Грегор. — Так от кого из них вы желаете избавиться?
— Как и следует ожидать, никто из них не пользуется моей симпатией. Обе расы — презренные паразиты. Я предлагаю совершенно иное решение.
— Этого я и опасался, — вздохнул Арнольд. — Так чего вы хотите?
— Нет ничего проще. Подпишите со мной контракт, предусматривающий избавление моей планеты и от миигов, и от сарканцев.
— О нет! — простонал Грегор.
— В конце концов, мы самые древние обитатели планеты, потому что возникли вскоре после лишайников, задолго до появления животных. Мы — миролюбивые коренные жители, которым угрожают пришельцы-варвары. По-моему, ваша моральная обязанность совершенно ясна.
— Мораль, конечно, вещь прекрасная, — вздохнул Арнольд. — Но следует учитывать и прозу жизни.
— Я это прекрасно понимаю. Вы получите удовлетворение, сделав доброе дело, к тому же мы готовы подписать контракт и заплатить вам вдвое больше, чем предложили они.
— Знаете, — заметил Арнольд, — мне как-то с трудом верится, что у овоща может быть счет в банке.
— Разумное существо, какую бы форму оно ни имело, всегда способно заработать деньги. Действуя через нашу холдинговую компанию «Развлекательные модальности сауники», мы выпускаем книги и записи, а также составляем базы данных на всевозможные темы. Свои знания мы телепатически вкладываем в мозги авторов на Земле, а за работу платим им неплохие авторские. Особенно большую прибыль нам приносят материалы по сельскому хозяйству: только овощ может быть настоящим экспертом по садоводству. Полагаю, вы найдете состояние наших финансовых дел просто блестящим.
Кочан сауники откатился в дальний конец поля, чтобы дать партнерам возможность поговорить. Когда он удалился ярдов на пятьдесят — за пределы дальности телепатического общения, — Арнольд сказал:
— Не нравится мне эта капуста. Уж больно она умна, если ты понимаешь, что я имею в виду.
— Вот-вот. И у меня создалось впечатление, что сауника пытается что-то доказать, — согласился Грегор. — Да и тот мииг..., тебе не показалось, что он в чем-то хитрит?
Арнольд кивнул:
— Да и сарканец, втянувший нас в эту историю, — совершенно беспринципный тип.
— После такого краткого знакомства очень трудно решить, какую же из рас следует уничтожить. Жаль, что мы знаем о них так мало.
— Знаешь что? Давай уничтожим кого угодно и покончим с этим делом. Вот только кого?
— Бросим монетку. Тогда нас никто не упрекнет в предвзятости.
— Но нам нужно выбрать одно из трех.
— Давай тянуть соломинки. Что нам еще остается?
Едва он произнес эти слова, со стороны недалеких гор донесся чудовищный раскат грома. Лазурное небо зловеще потемнело. На горизонте вспухли мощные кучевые облака. Они быстро приближались. Под чашей небес раскатился грохочущий голос:
— Как мне все это обрыдло!
— О Господи, мы опять кого-то оскорбили! — ахнул Грегор.
— С кем мы разговариваем? — спросил Арнольд, задрав голову.
— Я голос планеты, которую вы называете Саркан.
— Никогда не слыхал, что планеты умеют говорить, — пробормотал Грегор, но существо — или кто бы то ни был — услышало его слова.
— Как правило, — пояснил голос, — мы, планеты, не утруждаем себя общением со всякими копошащимися на нашей поверхности козявками. Нам достаточно своих мыслей и взаимного общения. Время от времени бродячая комета приносит новости издалека, и этого нам вполне хватает. Мы стараемся не обращать внимания на всякую чушь, происходящую на поверхности, но иногда наше терпение лопается. Населяющие меня кровожадные сарканцы, мииги и сауники настолько охамели, что больше я их терпеть не собираюсь. Я намерена прибегнуть к решительным и давно назревшим действиям.
— И что вы собираетесь сделать? — спросил Арнольд.
— Затоплю всю сушу метров на десять и тем самым избавлюсь от сарканцев, миигов и сауники. Да, при этом пострадают несколько ни в чем не повинных видов других существ, но такова жизнь, в конце концов. У вас есть час, чтобы убраться отсюда. Потом я не отвечаю за вашу безопасность.
Партнеры быстро упаковали вещи и перебрались на корабль.
— Спасибо за предупреждение, — сказал Грегор перед стартом.
— Только не воображайте, будто вас я считаю лучше прочих. Насколько мне известно, вы такие же паразиты, как и мои обитатели. Но паразиты с другой планеты. И если узнают, что я вас прикончила, сюда заявятся другие существа вашего вида с атомными бомбами и лазерными пушками и уничтожат меня как бродячую планету. Так что уматывайте, пока я в хорошем настроении.
Несколько часов спустя, уже из космоса, Арнольд и Грегор своими глазами увидели, какая жуткая судьба постигла обитателей планеты. Когда все кончилось, Грегор взял курс на Землю.
— Полагаю, — сказал он Арнольду, — нашей фирме конец. Мы не выполнили условия контракта. Адвокаты сарканцев сотрут нас в порошок.
Арнольд, внимательно читавший контракт, посмотрел на Грегора:
— Нет. Как ни странно, но, по-моему, мы чисты как стеклышко. Прочти последний абзац. Грегор прочитал и почесал макушку.
— Я понял, что ты имеешь в виду. И ты думаешь, что это удовлетворит судей?
— Конечно. Наводнения всегда считались стихийными бедствиями, божественной волей. И если мы промолчим, а планета не проболтается, то никто и не узнает, как все было на самом деле.

2016   книги   мысли

О контексте

С большой готовностью мы рассуждаем о чертах характера и ожидаем последовательности в поведении или исходах в совершенно несопоставимых ситуациях и контекстах. Мы делаем поспешные выводы после наблюдения поведения других людей, не замечая воздействия соответствующих сил окружающей среды и ограничений.
Люди склонны воспринимать свое поведение как отражение изменяющихся потребностей окружающей среды, а поведение других — как отражение черт характера.

via

2016   мысли

Хлеб

«Очень немногим известно, что во время голода именно Л. Н. Толстому пришла мысль подбавлять в тесто (муки не хватало) патоку. Это давало возможность накормить большее число голодающих. Получился хлеб, который сейчас называется бородинским…»

via

2016   мысли

Орнаменты и украшения

Чем ниже в своем развитии народ, тем роскошней его орнаменты и украшения. Индеец покрывает орнаментом каждый предмет, каждую лодку, каждое весло, каждую стрелу. Считать, что орнамент делает вещь лучше, означает смотреть на мир с точки зрения индейца. Нам надо преодолеть в себе индейца. Индеец говорит: эта женщина красива, потому что у нее в носу и в ушах золотые серьги. Человек высокой культуры говорит: эта женщина красива, потому что она не носит серег ни в носу, ни в ушах. Искать красоту только в форме, независимой от орнамента, — цель, к которой должно стремиться человечество.

— Адольф Лоос, архитектор, 1898 год. Из книги Яна Чихольда Новая Типографика, стр. 72

2015   дизайн   люди   мысли
Ctrl + ↓ Ранее